Поддерживаете ли Вы идею захоронения тела В.И. Ленина?


  • Вопрос о выносе останков тела Ленина из мавзолея
  • Детство и юность Владимира Ильича Ленина
  • Биография Вождя
  • Революционная деятельность
 

Ленин в Цюрихе в произведении А. Солженицина (Симон Карлинский)

В своем произведении "Ленин в Цюрихе" Александр Солженицын стал не первым российским писателем осознавшим, то что риторика социализма и светлые революционные порывы могут быть узурпированы авторитарными фанатиками. В разное время Достоевский, Толстой и Чехов, выражали симпатии к некоторым аспектам русского революционного движения - в своих произведениях все они описывали запоминающихся персонажей, у которых идея освобождения была насильственным навязыванием их собственной идеологии. В частности, в третьем романе Толстого «Воскресение» описывается харизматический образ «знаменитого революционера» Новодворова, для которого главной целью предстоящей революции является замена существующего правительства безграничной властью его собственной фракции.

В книге описываются фанатичные убеждения Новодворова, что он единственный человек, который знает, чего действительно хочет и в чем нуждается русский народ, при этом единственным его желанием является обретение неограниченной личной власти. Новодворов у Толстого поражает как сверхъестественный пророческий портрет Владимира Ульянова, который под именем Ленина стал основателем Советского Союза. Подобно Новодворову, Ленин презирал радикалов, но только тех, которые не были его собственными учениками; ненавидел постепенную либерализацию российского общества в предреволюционные годы; суд присяжных, который оправдывал революционных террористов, таких как Вера Засулич; коллапс цензуры политических и сексуальных тем в книгах и периодических изданиях после попытки революции 1905 года; легализацию политических партий и создание парламентской системы; расцветающее профсоюзное движение - все эти вещи означали для Ленина одиозную парламентскую демократию в западном стиле, что еще больше отложило бы установление диктатуры пролетариата - т.е. той формы правления, которую Ленин называл «абсолютной неограниченной властью, не подчиненной никаким законам и правилам вообще и полагающуюся только на насилие". Насилие, каким бы оно не было - революционным или каким-то другим, для Ленина было чем-то естественным, что он очень ценил, так например, аристократическая француженка, которая выстрелила в журналиста за клевету на своего мужа, сразу вызвала восхищение у Ленина.

Обожествляемый в Советском Союзе и других коммунистических странах Ленин, которому приписывают сверхъестественную дальновидность, часто рассматривался на Западе как либерал, но его идеи были искажены Сталиным, который дал русским такие свободы, которых у них никогда не было (Постепенную либерализацию и демократизацию российской общественно-политической жизни между 1860-ми годами и революцией настолько забыли на Западе, что даже такой информированный и проницательный обозреватель, как Хедрик Смит, может систематически игнорировать это в многочисленных параллелях, которые он проводит между советским и Царским режимами).

Все положительные ростки демократии, наметившиеся в предреволюционной Царской России были не замечены Лениным, видимо он был слишком занят в Цюрихе подготовкой к разжиганию пролетарской революции, при помощи крохотной местной социал-демократической партии. Эта парадоксальная ситуация была освещена Альфредом Сенна в книге «Русская революция в Швейцарии» и Томом Стоппардом в пьесе «Травести», а так же в очень интересной книге А. Солженицына - «Ленин в Цюрихе», называемой некоторыми критиками романом, «Ленинский Цюрих» - это не просто роман, а самостоятельное фундаментальное произведение.

Написанную Солженицыным о Ленине, но не опубликованную в книге 22ю главу - «Августа 1914 года», можно прочесть в первозданном тексте книги, так, эта глава приобретает ироническое значение, на которое рассчитывал автор: изгнанный революционный лидер стремится к развалу России, когда он освободился из австро-венгерского заключения и направляется в Цюрих, и при этом он огорчен от поражения русской армии. Главы 38,44 и 45 из «Октября 1916 года» рассказывают, как Ленин организовывал швейцарских социалистов, попутно находясь в поисках Инессы Арманд, и при этом гуляя по Цюриху, мечтает разбить в дребезги процветающие магазины и рестораны, которые он там видит. Далее в книге внимание переключается на фантастическую фигуру Парвуса (Израиль Хелфанд) - революционера-миллионера, который служил в качестве связного между Лениным и германским генеральным штабом. Три главы «Марта 1917 года» показывают реакцию Ленина на февральскую революцию и его приготовления к переезду в Россию при помощи Германии (немцы надеялись, что приход к власти в России крайних левых выведет ее из войны).

интервью А. Солженицына о "Ленине в Цюрихе":

В своем интервью Солженицын возмущается непониманием Западом Октябрьской революции и смысла ленинизма. Вместо того, чтобы дожидаться завершения двух других своих книг, он предлагает Западу свой взгляд на Ленина в своем произведении «Ленин в Цюрихе». И все же, книга не является ни карикатурой, ни политической полемикой. Прочитав несколько томов ленинских писем того периода, я могу засвидетельствовать точность, с которой Солженицын воспроизводит речь и мысли Ленина. Несомненно, возникают разногласия по некоторым моментам, но Солженицын в «Ленин в Цюрихе» относится к известным историческим фактам с большей осторожностью, чем, например, Толстой, в своем портрете Наполеона. Поскольку выбранный Солженицыным формат книги, это скорее ирония, а не история, то субъективность в выборе фактов и акцентов неизбежна.

Для перевода Ленина в Цюрихе Солженицын выбрал английского переводчика Х. Т. Уиллетса, который, в отличии от остальных его предшественников, точно понимал весь текст и связанные с ним стилистические обороты речи. Но, как и некоторые из ранних переводчиков Солженицына, Уиллетс также свободно редактирует текст, который он переводит, чтобы упростить его и устранить поэтические образы, так например оригинальную фразу «Словно порыв ветра, осознание пришло к Наде, что дальше произойдет и как это произойдет», Уиллетс переводит как: «Надя ясно поняла, что произойдет». Солженицыновский Ленин в Цюрихе, называет Карла Каутского "отвратительным, мерзким Дедом Морозом", а Уиллетс делает его «вонючим, слизким, ханжеским старым существом». На протяжении всего текста Солженицын тщательно акцентирует внимание на своеобразном злоупотреблении Лениным префиксов "архи" и "сверх", у английского языка, есть точные их эквиваленты, но вместо того чтобы их использовать и передать эту стилистическую индивидуальность, Уиллетс размыл её, заменив любимые префиксы Ленина на широкий спектр наречий, таких как «чрезвычайно», «тщательно» и «ужасно». Такое пренебрежение стилем Солженицына достойно сожаления, тем более, что в других частях «Ленина в Цюрихе», Уиллетс проявил куда большую точность.

Симон Карлинский - профессор славянских языков и литературы в Беркли


Смотрите также:
 1895 год. Санкт Петербург
 Отец Ленина - педагог, ставший статским советником
 Проблемы со здоровьем. Священный огонь
 Смерть брата и её влияние на Ленина
 Арест в 1895 году

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример:

 
Обратная связь:

Уважаемые посетители, со всеми вопросами и предложениями просим Вас обращаться через форму обратной связи.

Рейтинг@Mail.ru